0

Ризван Газимагомедов: «Есть сферы, в которых мы лидеры по Кавказу, но стремимся к высоким стандартам всей Российской Федерации»

Интервью для информационно-аналитического журнала и портала «Интеллектуальные транспортные системы России» («ИТС России»).

Ризван Газимагомедов вступил в должность вице-премьера по вопросам промышленности, цифровизации и развития транспорта и дорожного хозяйства Дагестана в критически сложное время – 27 февраля 2022 года. Он поделился своим видением того, как перестраиваются транспортно-логистические цепочки республики, в каком положении оказались предприятия и как меняется транспортная система Дагестана благодаря внедрению современных технологий.

— Ризван Казимович, есть мнение, что кризис – лучше время для развития. Как считаете, это справедливо для Дагестана?

— В этом году наша жизнь поменялась: как и вся страна, республика перестраивает все отрасли экономики, логистические цепочки, взаимоотношения с предприятиями и партнерами. В частности, нарушение логистики у нас сказалось на предприятиях, выпускающих продукты для населения. Но где-то мы оказались вполне защищенными: например, практически все промышленные предприятия у нас ориентированы на работу с ОПК, и их комплектующие мало зависят от западного производства, а продукция сейчас крайне востребована. Ряд отраслей промышленности у нас «выходят из тени» и активизируются на рынке – это стекольная промышленность, производство стекловолокна и стекловаты.
В прошлом году у нас был второй показатель по СКФО по индексу развития промышленности – 105,8%. В этом году есть понятные сложности, но мы все равно останавливаться не собираемся: будем наращивать производство в текущих условиях. У республики есть прорывной проект кластерного производства (производство обуви) с центром в Махачкале, а далее в Каспийске, Буйнакске и поселках. Эта задача сейчас считается у нас одной из приоритетных: видим ее потенциал в создании 12 тысяч рабочих мест и в инвестициях до 6 млрд рублей. Нашим предприятиям АО «Азимут» и АО «ДНИИ «Волна» есть что предложить российскому рынку и в области программного обеспечения. Дагестан считают одним из лидеров IT-отрасли: партнеры открывают в республике свои филиалы, наши молодые ребята-разработчики работают в крупнейших городах России и руководят крупными филиалами.

— Насколько эффективен фонд развития промышленности в Дагестане? Субсидии, которые он выделяет, – это реальная поддержка для предпринимателей?

— Средства фонда – это внушительная поддержка для наших предприятий. Раньше за субсидиями обращались всего пять-шесть предприятий, а в недавних заявках уже 25 обращений. Мы готовы помочь всем: вы работайте честно и открыто, платите налоги, а мы поддержим субсидиями, поможем внести свою лепту в дагестанскую экономику. Сейчас у фонда 200 млн рублей собственной капитализации, в этом году республика вложила еще 75 млн капитализации. Пока что мы с существующими возможностями бюджета помогаем малому и среднему бизнесу, хотелось бы увеличить эту поддержку. Это важно, потому что в некоторых секторах отраслей экономики наши предприятия с выпускаемой продукцией занимают до 30% российского рынка. Например, в обувной отрасли поддержка фонда обеспечивает устойчивое потребление, спрос и предложение.

— У республики сейчас два крупных инфраструктурных проекта: строительство нового терминала международного аэропорта и реконструкция порта. Каковы шансы Дагестана превратиться в один из ключевых транспортно-логистических хабов?


— Сейчас западное направление практически закрылось, и все поняли, что надо срочно усиливать старые-новые коридоры (МТК «Север — Юг»). У Дагестана в этом плане возможности уникальные: мы можем проводить через республику все виды транспортно-логистических международных сообщений. Аэропорт – объект крайне важный. Нельзя забывать, что в связи с геополитической ситуацией это аэропорт двойного назначения. Кроме того, в прошлом году у нас побывало 1,2 млн туристов, в этом году только на 1 августа уже до 1,5 млн. Аэропорт работает на пределе возможностей своей инфраструктуры, необходим второй этап реконструкции. Самое главное в этом проекте – строительство второй взлетной-посадочной полосы (3200 х 45 м.). Это собственность федерального значения, поэтому и деньги здесь должны быть федеральные, а реконструкция оценивается в 10, 8 млрд рублей. Поручения главы государства, вице-премьера РФ обязывают до 2025 года этот проект осуществить.

Что касается махачкалинского порта, то в нем крайне заинтересованы иранцы, у них уже большой опыт модернизации пяти крупнейших портов на севере своей страны и увеличения логистических объемов в 25 раз. Через Дагестан им работать крайне выгодно. На Каспии функционируют три российских порта (Махачкала, Астрахань, Оля) – это мало, нужно строить еще, в том числе в Дагестане. В Махачкале есть смысл развивать контейнерные перевозки, запускать железнодорожные и автомобильные паромы, настраивать логистическую систему, строить мультимодальный ТЛК и не один. Чуть дальше в проектах – судостроение и пароходство.

— Махачкале как хабу федерального значения необходима качественная дорожная инфраструктура. Дагестан в десятке регионов по плотности дорог с твердым покрытием, 80% дорог здесь в нормативном состоянии, но достаточно ли этого?


— Существующей инфраструктуры явно недостаточно с нашими планами на развитие. Общий грузопоток у нас должен увеличиться на 10 млн тонн – до 22. Чтобы дагестанские дороги могли такой поток пропустить, необходимо реконструировать и модернизировать всю транспортную систему, построить новые магистрали в обход Махачкалы, Хасавюрта и Дербента. Затраты на это, конечно, огромные – порядка 170 млрд рублей. Кроме этого, пункты пропуска на границе после модернизации увеличат пропускную способность в два раза, смогут пропускать 600 большегрузов и 600 малых машин в сутки. Планируем еще разгрузить дороги для фур и создать перехватывающие площади временного прибывания. Автомобильные дороги у Правительства Дагестана сейчас в приоритете: через участки дорог Р-217 (Махачкалинскую, Дербентскую агломерацию) проходит более 20 000 машин за сутки, эти участки загружены максимально.

— Дагестан в 2021 году получил федеральную субсидию на внедрение интеллектуальной транспортной системы. Уже заметно, что в регионе снижается число аварий со смертельным исходом. Связываете ли это с внедрением ИТС и как оцениваете промежуточные результаты проекта?

— Внедрением интеллектуальной транспортной системы мы занимаемся поэтапно в рамках стратегии цифровой трансформации республики, пока что на территории Махачкалинской агломерации. Установили уже порядка 50 дорожных видеокамер, почти 200 транспортных и пешеходных светофоров, стратегические и тактические детекторы. Фактически, благодаря ИТС, мы посмотрели в целом на то, как обстоят дела в транспортной отрасли: проанализировали ситуацию на дорогах, оценили направление потоков дорожного трафика, обнаружили места скопления транспорта, нашли причины пробок и решения некоторых транспортных проблем. Могу сказать, что работа была очень активная – создали центр управления дорожным движением, центр обработки данных, внедрили необходимые модули и подсистемы для того, чтобы вся эта система комплексно и эффективно работала. Результаты тоже уже видны. Например, удалось запустить «зеленую волну» на центральных улицах города: за счет этого мы увеличили пропускную способность проспектов Петра I, Расула Гамзатова и улицы Ярагского на 12-14%. Это не только более безопасное дорожное движение для жителей, но и снижение расхода топлива и выбросов вредных веществ в окружающую среду благодаря более плавному движению потока транспорта без разгонов и торможений. Теперь важно расширить внедрение ИТС, подключить к ней другие улицы, чтобы в режиме реального времени перенаправлять потоки с загруженных улиц на более свободные и оперативно реагировать на аварийные ситуации. Плюс предстоит решить вопрос с хаотичными парковками в городе и обеспечить приоритетный проезд общественному транспорту.

— Учитывая приоритет федеральных трасс, не стоит ли расширить зону внедрения ИТС на эти магистрали для снижения количества ДТП?

— В Дагестане главная причина аварий со смертельным исходом – превышение скоростного режима и выезд на встречную полосу. В этом плане внедрение интеллектуальных транспортных систем, установка комплексов фотовидеофиксации и неотвратимость наказания за нарушение дисциплинирует. Насколько мне известно, даже эксперты спорят о том, какую транспортную инфраструктуру цифровизировать в первую очередь: внутри городских агломераций или на скоростных трассах за пределами города. Пока остановились на том, что для безопасности и контроля скоростного режима именно на трассах достаточно комплексов фотовидеофиксации нарушений ПДД. Что касается ИТС, то второй этап внедрения мы завершаем в этом году, в следующем нам предстоит третий этап. Будем дальше модернизировать светофоры, подключать транспортное прогнозирование и моделирование – в частности, создадим транспортную цифровую модель всей нашей агломерации. После Махачкалы мы планируем расширить проект по внедрению ИТС на Каспийск, Дербент и Хасавюрт. Рассчитываем на то, что цифровизация транспортной отрасли поможет снизить аварийность и смертность в ДТП. В городах мы хотим такую статистику полностью свести к нулю. Дагестан сейчас один из лидеров по принимаемым мерам в части безопасности дорожного движения по всему Кавказу, но мы хотим приблизиться к более высоким стандартам всей Российской Федерации.

admin

Добавить комментарий